1 июня — день Защиты Детей, и мы хотим вспомнить знаменитого педагога, чьи труды до сих пор изучают в педуниверситетах и чьими сказками наслаждаются дети.

Януш Корчак. У многих это имя ассоциируется с педагогикой, и они будут правы. Януш Корчак — всемирно известный педагог и писатель.

В юности, закончив гимназию,он решает стать врачом. Но, проходя практику в госпиталях, больницах, детских еврейских лагерях, Корчак почувствовал: именно общение с детьми вдохновляет его. Так он пришел в педагогику.  Вскорости Корчак стал директором «Дома сирот» в Варшаве. Этот приют отличался от других подобных заведений тем, что там заботились не только о том, чтобы накормить и дать кров сиротам, но и о нравственном облике  детей.

В приюте Януш Корчак создал равноправную общину, в которой дети вместе учились, трудились, пели по вечерам песни. Совместный труд и общие интересы способствовали взаимовыручке и развивали в ребятах человечность и ответственность. Похожим путем в Советской России шел Антон Макаренко.

Во время фашистской оккупации в Польше он добровольно отправился со своими воспитанниками сначала в гетто, а затем и в газовую печь. Да, он не бросил детей даже в смерти. Он был готов умереть 200 раз за всех них, лишь бы дети жили.

Об этом подвиге написала поэму Белла Дижур, не очень известная, но от этого не менее душевная советская поэтесса, мама очень известного скульптора Эрнста Неизвестного. К сожалению, в СССР поэму не одобрили и она не была напечатана. Мы хотим привести здесь небольшой отрывок из поэмы Беллы Дижур «Януш Корчак»

Отрывок из главы «Последний путь»

Лето сорок второго года.

Смерть караулила у дверей.

Разве еще существует свобода?

Шумная улица, свет фонарей.

Большое, знакомое с детства небо,

Утренний сон, и каштана цветы,

Кухня, пропахшая теплым хлебом…

Это забыто, забудь и ты.

Людям оставлена тьма вагона,

Бред сумасшедший и сдавленный стон

Плачет ребенок в тиши напряженной…

Это в Треблинку готов эшелон.

Здесь, вот сюда – и рукою огромной

Двести голов отсчитал солдат

Двести головок – и светлых, и темных,

Двести ни в чем неповинных ребят.

Двести – это ведь только слово..

Двести … Но каждый всего один

Думал художником сделаться Лева,

Стать офицером мечтал Веньямин.

Двести еще не решенных загадок.

Жмется к груди его слабый Янусь –

Будущий пепел Треблинского ада.

«Я не хочу! Не пойду, я боюсь!»….

Неловко ручонками шею опутал…

Двести характеров, двести судеб..

Вот она, вот она эта минута!

Лучше б оглох он, лучше б ослеп!

«Грузить в вагоны, седьмой налево!

Эй, очищайте скорей вокзал!»-

Не было в этом голосе гнева,

Как автомат офицер кричал.

«Всех посторонних прошу удалиться!

Скоро отправка! Состав готов »

Сумрак вагонный скрывает лица,

И доктор не слышит скрипучих слов..

«Доктор, прошу удалиться с перрона,

Вы нарушаете мой приказ!»

Но к доктору из глубины вагона

Тянутся сотни ребячьих глаз…

И, оттолкнув рукой часового,

Доктор легко заскочил в вагон…

В заключение хочется сказать, что жизнь и смерть Януша Корчака — это подвиг во имя жизни, во имя детей, во имя любви. Подвиг, достойный памяти  в веках.